Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

девочка

Любителя СССР и КПСС-хозяйственные трагедии


http://byrins.livejournal.com/33801.html
13 марта 1961 года в Киеве произошла Куреневская трагедия, унесшая, по разным оценкам, жизни от полутора до двух тысяч человек.  

В районе Бабьего Яра прорвало дамбу, за которой более 10 лет скапливались сточные воды с Петровских кирпичных заводов. Дамба начала разрушаться ранним утром. В 6:45, через 3,5 часа ее прорвало. Грязевой вал высотой 14 метров (с 4-х этажный дом) понесся по улицам района Куреневка со скоростью течения - 5 м/с., снося здания, людей, трупы и остатки гробов с близлежащих кладбищ. Постепенно сель разогнался до 60-70 км/ч. Под удар попало трамвайное депо им. Красина (ныне трамвайный парк «Подол»), завод «Укрпромконструктор», больница, стадион «Спартак», часть ул. Фрунзе, жилые дома в самом яру и ниже. Из-за коротких замыканий загорался транспорт, людей поражало током. Несколько работников депо пожертвовали жизнью, но отключили силовую подстанцию - иначе последствия могли быть еще серьезнее.

Высота вала в районе улицы Фрунзе уменьшилась вдвое, но и этого оказалось достаточно, чтобы погибли сотни людей. Растекшаяся пульпа стала твердой, как камень.Граничащий оградой с Подольским спуском стадион "Спартак" был затоплен слоем жидкой грязи с глиной настолько, что его высокой ограды не было видно, был затоплен трамвайный парк. Здание Подольской больницы устояло. Часть больных спасалась от затопления на его крыше. Была уничтожена площадь около 30 гектаров.

Дамба в районе Бабьего Яра была сооружена по специальному проекту в 50-е годы прошлого столетия якобы для благоустройства района. Раньше на этом месте находился песчаный карьер. Затем в окруженное земляными дамбами пространство земснаряд стал закачивать пульпу - разбавленный водой грунт с мест разработки глины для Петровских кирпичных заводов. Со временем на этом месте образовалось озеро, поскольку стенки бывшего карьера плохо впитывали влагу. Весной в это пространство стекались и талые воды. Озеро постепенно переполнялось и вода начала размывать гребень плотины. 13 марта 1961 года дамба не выдержала напора воды. Высота защитной дамбы была на десять метров ниже нормы безопасности. Ее стенки должны были быть бетонными, а не земляными. Но, прежде всего, бывший карьер заполнялся на высоте шестидесяти метров над уровнем крупного жилого и промышленного района столицы. Власти не реагировали на многочисленные обращения граждан.

Сколько человек погибло в этом кошмаре, доподлинно неизвестно до сих пор. Согласно некогда секретной Справке №10 «О ходе работ по ликвидации последствий затопления в районе улицы имени Фрунзе Подольского района г. Киева», во время ликвидации аварии было найдено 133 трупа, в больницах умерло еще 4 человека - всего 137 человек. В день катастрофы администрация трамвайного парка разыскивала еще 8 человек. Очевидцы, принимавшие участие в ликвидации последствий селя, свидетельствовали, что на раскопки грязевого заноса пригнали бульдозеры, которые ножами рвали некоторые трупы на части. Откопанных живыми старались размещать не в столичных больницах, а в пригороде. А потом, кто где умирал, там его и хоронили. И эти смерти в статистику жертв не вошли.

С целью избежания политической окраски события на предприятиях были запрещены гражданские панихиды, покойников хоронили на всех городских кладбищах и даже в области. Пострадавшие, лишившиеся жилья, получили ордера на квартиры, некоторым даже выдали талоны на приобретение в рассрочку телевизоров и холодильников.

После катастрофы, случившейся в столице Украины на Куреневке в понедельник, 13 марта 1961 года, самолеты «Аэрофлота» в течение нескольких недель изменяли маршруты и облетали это страшное место, дабы никто из пассажиров не смог разглядеть из иллюминатора истинные масштабы трагедии. Несколько суток Киев был оторван от мира. Не работала междугородная, а тем паче международная телефонная связь.

Есть масса свидетельств, что о надвигающейся катастрофе предупреждали тогдашнего киевского градоначальника Алексея Давыдова и других чиновников. Но те на порог не пускали «назойливых самозванцев». С какой стати их слушать - ведь проект «благоустройства» такой замечательный и, главное, надежный. 13 марта 1961 г. выяснилось, кто же ошибался на самом деле.

Но мало кто слышал об еще одном потопе, случившемся в следующем, 1962-м, году. На этот раз все жители Куреневки остались живы, а кое-кто даже пополнил запас продуктов-выпивки и улучшил жилищные условия.

Индустриализация киевской Куреневки началась в начале ХХ в. с постройкой сахарного, кожевенного, мыловаренного и кирпичного заводов, обувной, кроватной и колодочной фабрик, трамвайного парка и множества других предприятий. Однако еще долгие годы местность напоминала село с маленькими домиками без намека на благоустройство. В середине прошлого века на месте Куреневского парка, вдоль трамвайной линии, были амбары заготсырья, а на территории нынешней макаронной фабрики простиралось Ярмарковище, где торговали сельхозпродуктами, одеждой, инструментами. Рядом находилась церковь святого Пантелеймона, снесенная в 1963 г., с богадельней. Ближе к железной дороге располагалась артель утильсырья и лесосклад. А за железнодорожной насыпью — луг и множество озер, в которые впадали ручьи с куреневских возвышенностей, прозванные в народе канавами. На горах было много источников, поэтому ручьи (многие сегодня в коллекторах) стекали там, где ныне улицы Телиги, Сырецкая, Мостицкая, Галицкая.

Петропавловский храм на четной стороне ул. Фрунзе был закрыт еще в 30-е гг. В этом храме крестили Анатолия Кузнецова, автора знаменитого романа «Бабий яр». Здание церкви (без колокольни) простояло до 80-х гг. ХХ в. как корпус завода «Кинап». Весной 2003 г. в сквере на пл. Фрунзе начали строить новую церковь Петра и Павла. На месте кафе «Пингвин» (на углу Фрунзе и Сырецкой) был гастроном, а за ним — отделение милиции. На противоположной стороне улицы — пожарное депо и баня. В 1972 г. находящийся с визитом в Киеве президент США Ричард Никсон должен был посетить Институт сверхтвердых материалов на ул. Автозаводской. Так вот, гастроном снесли, а вместо него и построили «Пингвин» в стиле дорожных американских кафе. Никсон ехать на Куреневку передумал, а «Пингвин» процветает и поныне.

А за десять лет до киевского визита Никсона, в начале июня 1962 г., несколько дней в Киеве шли небывалые проливные дожди. Карьеры кирпичных заводов в верхней гористой части ул. Сырецкой переполнились водой. 6 июня ее потоки хлынули на территорию завода шампанских вин. Озера-водохранилища для технологических нужд и рыборазвода переполнились водой. Сломался деревянный забор и бочки с вином поплыли по улице, а с ними живая рыба. Народ не растерялся и начал затаскивать бочки к себе во дворы. Люди сверлили в емкостях дырки, откачивая вино в бидоны. Заодно ловили рыбу.

Пора бы вмешаться милиции, но ее двухэтажное отделение оказалось затопленным чуть ли не до второго этажа. Сотрудники спасали документы. Гастроном тоже затопило — поплыли консервы и батоны. Вода переместилась на улицы Марко Вовчка и Маловышгородскую, подтопив бараки и дома частного сектора. К счастью, в этот раз обошлось без человеческих жертв. Однако пропала телефонная связь, были залиты подвалы, колодцы канализации и водоснабжения.

Многие жители подтопленных бараков и ветхих домиков Куреневки после потопа получили отдельные квартиры в хрущевках. В то время такие дома интенсивно вводили в строй на новых жилмассивах: Дарнице, Первомайском, Ветряных Горах.

Так происходили трагедии крупного калибра в СССР.
 
link

девочка

Чапаевск-1989 История, не вошедшая в Хроники …

Я уже писала о книге «Хроники…» под редакцией Л.Храмкова
Ключевое событие тех лет - чапаевский протест. Именно тогда властям
пришлось наконец воочию убедиться в существовании общественности. Случилось
это в 1989 году в г. Чапаевске, расположенном в получасе езды
от Самары (Куйбышева).
Химический завод в Чапаевске в обстановке тайны занимался подготовкой к
химической войне. Его жители не могли забыть эту главу в истории своего
города, отнявшую жизнь у тысяч людей, а здоровье - у всех. Они уже не могли
простить власти смену тайного химического вооружения на бессмыслицу тайного
разоружения.
Завод по уничтожению химоружия должен был возводиться на земле, находящейся
в ведении армии. Последняя колебалась не очень долго - 21 января 1986 года
начальник генштаба Минобороны СССР утвердил акт выбора места строительства
этого объекта. Однако к тому моменту ни одно официальное лицо Куйбышевской
области еще не было извещено о решении в связи с будущей стройкой. Не говоря
уж о жителях.
Фактически завод начали строить еще в 1987 году, до получения формального
заключения Минздрава СССР. А вот население Чапаевска узнало о том, что здесь
("в степях") возводился секретный объект, из речи Эдуарда Шеварднадзе,
произнесенной 6 августа 1987 года в далекой зарубежной поездке[2]. Между тем
на объекте, который находится в 12 километрах от центра Чапаевска,
предполагалось уничтожать химоружие, завозимое прямо через центр города.
После речи министра подпольная жизнь завода продолжалась. 15 января 1988
года Минздрав СССР выдал экспертное заключение по проекту тайного завода
уничтожения химоружия, и оно было положительным.
Таким образом, причины социального взрыва очевидны. Первый митинг жители
Чапаевска устроили 9 апреля 1989 года. Знающие люди утверждают, что столько
людей, вышедших по доброй воле на массовое мероприятие, город не видел даже
в дни государственных праздников. За один день свои подписи под
письмом-протестом поставили 15 197 человек.
Впрочем, тот митинг в Чапаевске ничему твердолобое советское начальство
не научил. 19 апреля 1989 года Госкомиссия Совета министров СССР по
военно-промышленным вопросам утвердила концепцию ликвидации химоружия. Было
намечено построить четыре завода - не только в Чапаевске, но и в других
местах, в том числе в Новочебоксарске и Камбарке. При этом жители трех
других точек также ничего не знали о своей судьбе.
Далее, 19 мая 1989 года Госкомприроды СССР назначил комиссию "для проведения
государственной экологической экспертизы проекта завода по уничтожению
химического оружия в г. Чапаевске". Однако ее состав не соответствовал
идеалам "независимости". Возглавил комиссию экс-директор головного института
по созданию химоружия и лауреат Ленинской премии за внедрение в производство
технологии выпуска зомана. Кроме него в комиссию входил и заместитель
начальника химических войск Минобороны СССР Анатолий Кунцевич. Тем не менее
комиссия была вынуждена принять решение "рекомендовать Министерству обороны
СССР проработать вопрос транспортировки отравляющих веществ, минуя станцию
Чапаевск". Более того, комиссия не смогла избежать заключения, которое
обесценивало предыдущие работы по проектированию и строительству объекта:
"Предложенные технология и проект цеха уничтожения ОВ при безаварийной
эксплуатации являются экологически безопасными"[3].
Практически ничего этого жители Чапаевска, пережившие за XX век немало
аварий на химических заводах города (они часто посещают коллективные
памятники на старом городском кладбище), по-прежнему не знали, однако главное
в проведенной "экспертизе" они поняли. В ответ они сформулировали собственные
требования к проекту завода, исходя из очевидных для них недостатков, а сам
перечень недостатков, подлежащих устранению, направили в Москву.
Тем временем дела шли своим чередом.
28 июля 1989 года вышло постановление ЦК КПСС о создании правительственной
комиссии по оценке экологической безопасности объекта в Чапаевске. Ее целью
было не столько изучить экологические вопросы, сколько оценить
социально-политическую обстановку в районе возводимого завода. И хотя
комиссия с удовлетворением решила, что "технология уничтожения химического
оружия, реализованная на созданном объекте, является экологически безопасной
и может быть использована для создания полномасштабных производств для
уничтожения запасов химического оружия", тем не менее и она была вынуждена
информировать правительство, что сложившаяся социальная напряженность в
Чапаевске и Куйбышевской области "делает невозможным ввод объекта в
эксплуатацию"[4].
Власти не сдавались, однако изменить ход событий было уже невозможно. В
начале августа в городе прошла серия массовых митингов и собраний. А с 5
августа 1989 года в поле вблизи объекта экоактивисты из других областей
развернули палаточный городок протеста. На 10 сентября была назначена
забастовка предприятий всего региона - Чапаевска, Куйбышева и других.
Общественность стала столь частым "гостем" объекта, что власти были
вынуждены втайне от экоактивистов вывезти с него эшелон завезенных для
опытов химбоеприпасов.
После этого "перепрофилирование" объекта стало неизбежным [5].
Впоследствии звучало немало упреков, особенно в адрес несговорчивого
населения. Причина же, приведшая к неприятию населением решения властей, на
поверхности - людям, как и прежде, попытались откровенно солгать.
Промежуточный финиш этой истории настал ровно через 15 лет - 16 марта
2004 года. В этот день группа общественных организаций направила президенту
России обращение, в котором констатировалось, что "население, проживающее в
местах уничтожения химического оружия, лишено положенных по закону льгот и
компенсаций, а также лишено права возмещения ущерба в случае аварий.
P.S.
Почему, как вы думаете, это не вошло в Хроники? Хроники-то редактировал профессор.
Еще на том же на митинге присутствовал, представитель первого секретаря ОК КПСС
Г. Афонина, заместитель председателя Куйбышевского Облисполкома ( ведал всей социалкой области) В.С.Романов, ныне ярый борец за народное счастье и права человека А тогда он выполнял волю партии на строительство завода. Не себе во благо, а на благо народа, конечно.
Потом уже, в этом отравленном на века городе под флагом КПРФ и спасения народа от химического отравления в Чапаевске избирались депутаты ГД РФ, губернской Думы, да что, там и мэр Чапаевска избирался от КП РФ! Комментировать не буду.


Завод-то, кажется, все-таки опять готовится к работе? Еженедельник Самарское Обозрение сообщал.
К чему я все это написала и кому это надо? Все что не делается, делается только во благо, а вот кого? Не знаю…